Блог Сочи Все о яхтах и водном транспорте

Кто, когда и как давал имена кораблям

0 Комментарии
2111

Мы уже узнали из подлинных документов, как и по каким случаям Петр I давал имена построенным им кораблям.

При вторичном рождении флота, во времена царствования Екатерины II, спуск корабля и его «крещение» оформлялись официальными государственными актами и записывались в журнал Адмиралтейств-коллегии. Поэтому у нас появляется возможность проследить за тем, кто, когда и как давал имена кораблям.

Названия крупным военным кораблям высокого ранга давались главой государства — императором или царствующей императрицей устно, запиской, приказом или, в особо важных случаях, указом. Из этого можно заключить, что акту наименования корабля придавалось высокое государственное значение.

Несколько примеров из документов.

Из Высочайшего собственноручного указа гр. Чернышову, август 1771 г.: «Граф Иван Григорьевич! Ко мне адмирал Кновлес [Ноульс] донес, что оба корабля на адмиралтейской верфи готовы... Кораблям дать следующие имена:«Св. жен Мироносец» и звать просто «Мироносец»;

  1. «Св. жен Мироносец» и звать просто «Мироносец»;
  2. «Св. вел. кн. Владимир».

Как видим, Екатерина II но докладу кораблестроителя Ноульса «отписала» президенту Адмиралтейств-коллегии собственноручную записку с указанием имен кораблей.

Иногда названия кораблям (с разрешения императрицы) давал наследник престола - генерал-адмирал Навел Петрович. Вот его письмо адмиралу Талызину: «Из поднесенных ее и[мператорским] в[еличеством] двух докладов... но другому ее и[мператорское] в[еличество] соизволила указать, чтоб имена построенным и достраивающимся кораблям и фрегатам я назначил; вследствие сего высочайшего повеления назначенные им мною имена следующие: одному из построенных в 761 году и в 762 году у города Архангельского двух 66-пушечных кораблей «Св. Иаков», другому - «Св. Александр Невский»: одному из достраивающихся ныне у города Архангельского двух такого же -ранга кораблей — «Северный орел», другому - «Не тронь меня»; одному из построенных в оных же 761 и в 762. годах у города Архангельского двух 32-х пушечных фрегатов - «Св. Сергий»., другому — «Св. Федор»; одному из достраивающихся ныне у города Архангельского двух такого же ранга фрегатов - «Гремящий», другому «Надежда»; о сем для дальнейшего сообщения ваше превосходительство через сие уведомляю. 9 июня 1763»..

В редких случаях право давать название кораблям предоставлялось Адмиралтейств-коллегии. Вот запись в журнале заседаний коллегии от 7 июня 1764 г.: «В Адмиралтейской коллегии адмирал Талызин предлагал словесно: 5 числа сего месяца докладывал он, адмирал, ее и[мператорскому] в[еличеству], как соизволить наименовать построенную собственноручную ее и [мператорского] в[еличества] яхту и для коммерции в Средиземном море фрегат, а коллегия рассуждает оному фрегату дать название «Надежда благополучия». О названии построенной ее в[еличеством] яхты соизволила ее и[мператорское] в[еличество] указать яхту именовать «Вторая Екатерина», а фрегату быть как коллегия рассудила. Его и[мператорское] в[ысочество] приказал собственную яхту называть «Счастие».

Как видим, Екатерина сама дала название своей яхте, Навел Петрович тоже, а «торговому» фрегату императрица разрешила дать имя Адмиралтейств коллегии.

Очевидно, Адмиралтейств-коллегия имела право давать названия мелким судам. Например, запись в журнале заседаний от 1 мая 1766 г.: «Коллегиею приказали: посылающимся в некоторую экспедицию построенным на Олонецкой верфи гальотам дать имена:

  1. No 1 — «Кронштадт»,
  2. No 2 — «Кроншлот»,
  3. No 3 — «Цитадель»,
  4. No 4 — «Кронверк»...».

Замечаем, что здесь та же система: все названия «крепостные», т. е. среднего уровня иерархии.

Вот еще запись в журнале заседаний коллегии от 8 июля 1766 г.: «Коллегиею приказали: спущенные сего июня 3 дня строения корабельного мастера Ламбе-Ямеса два фрегата, большой препорции ради адмиралтейской коллегии, а другой малой препорции для кадетского корпуса, по соизволению его и [мператорского] в[еличества] генерал-адмирала наименовать: первый — «Александр», а второй — «Надежда».

Итак, названия кораблям давали императоры, генерал-адмиралы (по согласованию с монархом), Адмиралтейств-коллегия (с разрешения императора или генерал-адмирала, а иногда и от своего имени).

Но всегда ли так было?

Основательница Черноморского флота, императрица Екатерина II, назначив князя Г. А. Потемкина главнокомандующим созданных и организованных им военно-морских сил, предоставила ему широкие полномочия и практическую независимость от петербургской Адмиралтейств-коллегии. Потемкин получил также и право давать названии кораблям. Вот несколько примеров.

  • Ордер князя Потемкина вице-адмиралу Клокачеву от 18 июня 1783 г.: «Безыменным команды в[ашего] п[ревосходительства] фрегатам даны от меня следующие названия: 7-му «Херсон», 8-му «Осторожный», 9-му «Поспешный», 10-му «Крым», первому на-десять «Храбрый», второму ha-десять «Легкой», шестому на-десять «Скорый», купленному у купца Фурсова — «Вестник», а бомбардирскому кораблю — «Страшный». О таковом их наименовании доложить в команде вашей».
  • Ордер No 395 Потемкина вице-адмиралу Сухотину от 24 октября 1784 г.: «Приготовленный в Херсонской верфи к спуску на воду под No 1 корабль, в[ашему] п[ревосходительству] предписываю именовать «Святой Павел», рекомендуя при этом как о спуске оного тотчас отрапортовать, так и о прочих производимых работах продолжить ваши донесения».
  • Ордер No 49 Потемкина вице-адмиралу Сухотину от 2 апреля 1785 г.: «С удовольствием вижу я из донесения вашего от 13 сего месяца приуготовление к спуску на воду в мае месяце корабля под No 3-м и фрегата под No 1-м, а впоследствии того рекомендую в[ашему] п[ревосходительству] по совершении оных спустить сии суда со стапелей, не ожидая особого о том повеления; именовать оные, корабль — «Мариею Магдалиною», фрегат — «Св. Георгием», и но спуске их немедленно меня уведомить».

Однако «по случаю занесения корабля «Марин Магдалина» в Константинополь и не соответствующих имен, данным некоторым судам, Адмиралтейств-коллегия в начале 1788 года... дала некоторым судам новые имена». Множеству судов были даны религиозные названия или православные имена. Таким образом, обилие религиозных названий судов Черно морского флота связано не с распоряжениями Г. А. Потемкина, а с приказанием Адмиралтейств-коллегии.

Во время военных действий при удаленных морских экспедициях право давать имена судам получал и командующий эскадрой. Приведу два примера.

Выписка из письма от 28 марта 1870 г. командующего второй Средиземноморской эскадрой контр-адмирала Эльфинстона графу Панину: «Я нанял три транспорта, из которых один назвал вашим именем, а остальные два Щ «Граф Орлов» и «Граф Чернышев». Так в составе объединенной эскадры под командованием графа А. Г. Орлова в Средиземном море появились транспорты с именами русских государственных деятелей того времени — «Граф Панин», «Граф Орлов» (назван в честь старшего брата Г. Г. Орлова) и «Граф Чернышев».

Знаменитый русский корсар в Средиземном море, грек Ламбро Качони, принятый на русскую службу и прославившийся в войне с турками, организовал на свой счет эскадру небольших боевых судов, которая успешно действовала на турецких морских коммуникациях. В письме к председателю Черноморского адмиралтейского правления Н. С. Мордвинову от 23 апреля 1788 г. он писал: «Из письма моего от 23 прошедшего изволили видеть В[аша] Светлость], что в Триесте, во всем собственным моим коштом, купил, вооружил и людьми военными укомплектовал одно трехмачтовое судно, ни мало чем меньшее от военного фрегата, именующееся «Минерва Северная» и что тогда же отправился в коре... Помянутым 4 судам, при соблюдении должного обряда, объявлены от меня и ныне именуются следующн ми названиями: те 2 кирлачицы, которые взяты в приз, 1-я, яко большая и отменно лучшая от прочих, на которой 22 пушки и которая была сделана дли капитан-паши — «Великий князь Александр»... Те, которые добровольно в Цефалонии согласились служить в нашей службе: 1-е «Князь Потемкин-Таврический», 2-е «Граф Александр Безбородко».

Как видим, Ламбро Качони дал своим судам престижные, политические названия, которые по представлениям того времени олицетворяли Россию: он назвал самое большое судно в честь императрицы Екатерины II (Северной Минервы, как ее величали придворные), BTopoeHS именем ее внука, великого князя, а остальные — именами государственных деятелей.

А вот два необычных случая. Взятую в плен у о. Корфу французскую шебеку (18-пушечную) 29 октября 1798 г. отрядом Селивачева, по распоряжению Ф. Ф. Ушакова, назвали «Макарий» по имени Макара Ивановича Ратманова, лейтенанта, который ею командовал. Построенные в 1824 г. в Астрахани бриг «Петр» и яхта «Марфа» назвали по имени главного командира Петра Герасимовича Орловского и его жены Марфы.

Теперь посмотрим, когда давали названия кораблям. Анализ многочисленных фактических материалов эпохи парусного флота убеждает, что чаще всего имя кораблю давалось после его постройки, в день спуска на воду, но бывали исключения. Познакомимся с некоторыми материалами XVIII в.

Из записи в журнале Адмиралтейств-коллегии от 2 декабря 1785 г.: «Коллегиею приказали: построенный в Кронштадте 100-пуш. корабль именовать «Саратов». «Слушали записку от 7 числа сего месяца генерал-адъютанта Кушелева, что его императорское] в[еличество] построенный при Херсонском адмиралтействе 74-пушечный корабль No 3, который минувшего июля 19 числа и спущен на воду, высочайше наименовать соизволил «Симеон и Анна» (запись от 10 ноября 1797 г.).

Запись от 3 августа 1788 г.: «Сего августа 2 дня, пополудни в начале первого часа, при высочайшем присутствии Ея И[мператорского] в[еличества] и Их Высочеств, стоящие на стапеле новопостроенные два 100-пушечных корабля спущены благополучно, кои поименованы один «Двунадесять Апостол», а другой «Князь Владимир». Такие записи встречаются чаще всего, т. е. имя кораблю давалось после его постройки.

Но вот и другой вариант. Записка графа Кулешева в Адмиралтейств-коллегию от 23 декабря 1799 г.: «Наименовать строемые корабли: при С.-Петербургском адмиралтействе: 100-пушечный «Гавриилом», 80-пушечный «Рафаилом», 76-пушечный «Уриилом» и 74-пушечный «Селафаилом»; в Николаеве: 100-пушечный «Ягудиилом» и 74-пушечный «Варахиилом». И еще: «Строящийся же в Англии пароходо-фрегат е[го] в[еличеству] благоугодно было наименовать «Владимир»Щ- из письма адмирала М. П. Лазарева начальнику штаба Черноморского флота В. А. Корнилову.

Иногда с «крещением» кораблей сильно запаздывали. Один пример: «Коллегии генерал-поручик граф Чернышев объявил: ее и[мператорское] величество] соизволила повелеть прибывшим в Кронштадт от города Архангельского кораблям дать имена: первому «Тверь», а второму «Саратов» (из записи от 18 октября 1765 г.). Оба корабля были спущены 30 апреля 1765 г., совершили долгий переход вокруг Скандинавии из Архангельска в Кронштадт, и только через 5 месяцев и 18 дней получили свои имена.

Из письма Екатерины 11 графу Алексею Орлову: «В Лиссабон зашел корабль No 2-ой, которому я велела дать имя «Ростислав», Как видим, здесь ужо имя дано «вдогонку», корабль ушел в далекую Архипелагскую экспедицию безымянным.

Еще реже давалось имя при закладке корабля. Интересна в этом смысле запись в журнале от 31 декабря 1796 г.: «Его и[мператорское] величество] Павел I высочайшею особою своею удостоя быть в адмиралтействе при закладке трех фрегатов и заложив оные, изволил наречь следующими именами: «Еммануил», т. е. «С нами бог», «Вифлеем», «Назарет».

И, наконец, как давались имена кораблям, на основе каких официальных документов.

Снова обратимся к историческим фактам.

  • «Ее И [мператорское] В[еличество] во время высочайшего своего при спуске новопостроенного в здешнем адмиралтействе 66-ти пушечного корабля присутствии всемилостивейше оный корабль именовать изволила «Св. Георгий Победоносец»; приказали сие записать в протокол»,— запись от 3 мая 1770 г.
  • «Слушали подписанный собственною ее императорского] в[еличества] рукою в 28 день сего мая именной указ, по которому всевысочайше повелено новопостроенный корабль именовать «Святославом»,— запись от 27 мая 1769 г.
  • «Адмиралтейств-коллегии адмирал Мордвинов, возвратясь от двора ее и[мператорского] в[еличества] объявил, что ее и[мператорское] в[еличество] указать изволила построенные у города Архангельского два корабля именовать: No 1 — «Всеволодом», a No 2 — «Ростиславом»,— запись от 3 ноября 1769 г.

Записка генерал-адъютанта Кушелева в Адмиралтейств-коллегию от 21 ноября 1796 г.: «Его и[мператорское] в[еличество] Павел I высочайше повелеть соизволили, чтобы корабли, стоящие в Архангельске, как спущенные на воду, так и стоящие на стапеле, были наименованы:

  • 74-пушечные: 1-й — «Исидором», 2-й — «Северным орлом», 3-й — «Всеволодом»;
  • 66-пушечные: 1-й— «Азиею», 2-й — «Победою»;
  • фрегаты: 44-пушечный — «Счастливым», 36-пушечный - «Поспешным».

Еще одна записка Кушелева от 24 января 1800 г.: «Его и[мператорское] в[еличество] отданным сего числа при пароле приказом высочайше повелеть соизволил: построенные вновь в здешнем флоте суда наименовать: катера линейного флота первый — «Вестником», а второй — «Гонцом»; гребной бриг — «Легким»; батареям же бомбардирским 6 и прочим о 7 пушках 23-м называться по номерам, каждый по своему числе».

Таким образом, имена кораблям давались, как правило, главой государства (или от его имени) указом, приказом, запиской, словом, но обязательно с последующей записью в журнал Адмиралтейств-коллегии.

*Научно-Популярное издание - 1989 г. Юрий Семенович Крючков «Имя на Борту»

Запись обновлена: 12 Апрель 2020 10:34
Похожие статьи : Как выгодно взять яхту в аренду? Яхтенная экипировка: какая одежда нужна для путешествий на яхте? Домашние животные на яхте как избежать проблем ​Одежда для яхты: какая куртка обеспечит защиту при навигации? Какая посуда используется на водном транспорте? Как купить яхту Princess 56 Как правильно выбрать яхту Аренда Яхт как бизнес Как стать капитаном
Сочи Морские прогулки Яхты в аренду Аренда Яхт Сочи адлер Имеретинский Порт катер на прокат экскурсии на теплоходе рыбалка в море

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.